JP Magazine v2 - шаблон joomla Оригами

г.Сухум, ул.Генерала Дбар 3 | Тел/факс: (+7840) 223 31 21 | E-Mail : mail@mkdc-sukhum.com | 

   

Василий Маркович, ученый и тайный монах

Биография Василия Марковича, прожившего семьдесят пять лет, отражает то сложное время, в которое он жил и работал. Он родился всего через четыре года после отмены крепостного права в Российской империи, а умер в 1942 году освобожденным зеком в самом начале Великой Отечественной войны.

Несколько войн, революция и гражданская война, крах Российской империи и ужасы сталинского Гулага – все эти события прошли сквозь его жизнь и наложили на нее неизгладимый отпечаток. Ведя интенсивную научную работу, он открытыми глазами смотрел на происходящее вокруг и в возрасте пятидесяти шести лет тайно принял монашеский постриг в Симоно-Кананитском мужском монастыре в Новом Афоне.  

Василий Васильевич Маркович родился 1 марта 1865 г. в Полтаве, где издавна жили его предки, и происходил из старого малорусского рода Марковичей. Окончив реальное училище в Полтаве, Маркович поступил в Харьковский технологический институт, который он из-за своего слабого здоровья был вынужден оставить и уехать лечиться в Бессарабию.

Через год он поступил в Новоалександрийский Институт сельского хозяйства, где, слушая лекции профессора В.И. Палладина, увлекся ботаникой и дендрологией. Владимир Палладин, будущий академик Петербургской академии наук и основоположник школы физиологов и биохимиков растений, был незаурядной личностью и блестящим лектором, позже стал профессором Варшавского университета и одновременно читал лекции в Варшавском политехническом институте. Маркович был далеко не единственным студентом, кто попал под обаяние Палладина и выбрал путь ученого, изучающего тайны растительного мира.

Уже в студенческие годы Василий Маркович отличался системностью – совершая экскурсии в окрестностях Новоалександрии молодой студент собрал довольно большой гербарий, изучал флору Новоалександрийского парка, занимался гистологией растений, стал готовить определитель древних растений.

Помимо увлечения ботаникой Василий усердно слушал курс предметов на обоих отделениях. После окончания института защитил диссертацию на звание ученого-лесничего под названием «Деревья и кустарники в народной медицине». К сожалению, его работа не была издана. В 1890 году по собственному желанию Василий Маркович был направлен на Кавказ по лесному ведомству и начал работать сначала в Чечне, где под руководством профессоров В.Я. Цингера, И.Н. Громалина и других занимался флористикой и вел со всеми, существовавшими тогда, обменными учреждениями обмен растениями.

Работая помощником лесничего в Чечне, Василий Маркович стал изучать чеченский язык и знакомиться с бытом чеченского народа. Результатом этой работы стал ряд статей, опубликованных в местных изданиях. Через полтора года Маркович стал лесничим Алагирского лесничества и, состоя по лесной службе, продолжал собирать растения в Осетии и Чечне.

  В течение 8-ми лет он вёл подробные метеорологические наблюдения, которые были опубликованы в «Лесопромышленном вестнике» и в «Трудах Юрьевского ботанического сада». В это же время по поручению «Императорского русского географического общества» Маркович занимался изучением ледников и написал две работы «На ледниках Дигории» и «В поисках за вечным льдом».

Кроме Императорского русского географического общества Маркович принимал участие в Харьковском обществе испытателей природы, в трудах которого была опубликована его статья о папоротниках Осетии. А для Императорского Московского общества испытателей природы Маркович написал доклад под заглавием «Забытый Ильм».   

Первое описанное им растение Маркович назвал в честь своего учителя В.И. Палладина «Lappa palladini». В Алагире он руководил большим коммерческим плодовым садом. Написал первую свою работу по плодоводству «Алагирская черная груша».

  Его работоспособность и системный подход быстро обратили на него внимание в научных кругах, и в феврале 1902 года Маркович был назначен директором Сочинской садовой и сельскохозяйственной опытной станции. В том же году он был избран пожизненным членом Русского географического общества, что говорит о признании его успешной научной работы.

 Зарекомендовав себя не только толковым ученым, но и умелым администратором, уже через 8 месяцев после ухода П.Е. Татаринова Маркович был назначен директором, старейшего центра ботанических исследований на Кавказе – Сухумской садовой и сельскохозяйственной станции, в которую еще в качестве отдела входил Ботанический сад. Маркович тут же развернул бурную деятельность и начал реорганизацию Станции – были открыты 6 новых отделов, значительно расширивших исследовательские возможности организации.

   Уже в 1904 году на базе Ботанического сада начала работать метеорологическая станция, и впервые в Абхазии стало возможным получать метео-информацию прямо на месте, что позволило более точно и продуктивно ухаживать за растениями.

 Под руководством Василия Марковича и при его непосредственном участии издается первый Делектус – обменный каталог семян с предисловием на английском и французском языках, тем самым закладывалась база под будущие международные связи Станции.

В 1907 году при Станции создается небольшой музей естественной истории, один из первых на Кавказе. Несмотря на увеличивающийся объем работы, Маркович не успокаивается, и в 1912 году по его предложению Сухумскую опытную станцию преобразовали в зональную, что дало возможность значительно увеличить масштаб научно-исследовательских работ.

      В июле-сентябре 1913 года В. Маркович был в заграничной командировке, в течение которой он посетил гербарий Буассе в Женеве, осмотрел ботанические сады в Париже, Королевский ботанический сад под Лондоном (в Ричмонде), в Берлине (в Далеме), Брюсселе и Вене. Маркович убедился, что ботаническая европейская мысль упорно ищет новые способы интродукции, и решил не отставать, тем более что благодатный климат Абхазии предоставлял ему колоссальные возможности.

                    В период работы Василия Марковича была расширена работа по испытанию многих ценных субтропических и тропических растений. На научной основе начинается массовая интродукция декоративных, хозяйственно-ценных, лекарственных растений из различных мест земного шара – Средиземноморья, Китая, Японии, Австралии, Новой Зеландии, Флориды, Калифорнии и других, исходя из принципа климатических аналогий.

           Большинство растений хорошо адаптировались и прошли успешную акклиматизацию, в их числе такие сельскохозяйственные культуры как чай, цитрусовые, мушмула, хурма японская, фейхоа.

          Касаясь акклиматизации чая, следует сказать, что результативная работа по освоению этого растения проводилась и самим директором Сухумской опытной станции Василием Марковичем, который в 1904 году заложил опытную плантацию в Сухумском ботаническом саду, где в конце 20-х годов прошлого века были проведены первые в Советском Союзе опыты по вегетативному размножению чая.                  

        В Сухуме Василий Маркович возродил деятельность Сухумского общества сельского хозяйства и вскоре стал его председателем. Но чисто научной деятельностью его кипучая натура не могла ограничиться – с 1902 года по 1916 год он был редактором ежемесячного журнала «Черноморское хозяйство» и приложения к нему «Черноморский сельский селянин» –  эти издания помогли многим садоводам-любителям грамотно выращивать новые для Абхазии растения. В мае 1914 года Маркович был избран почетным членом общества садоводства как ученый, чьи профессиональные труды способствовали развитию края.

          В 1917 году Марковича снова перевели в Сочи, где он проработал до 1921 года. Возглавляемая Марковичем Сочинская станция была награждена большой золотой медалью на выставке «Русская Ривьера» за полезную деятельность по переработке плодов с одновременным химическим анализом. В 1921 году Маркович вернулся в Сухум, где прослужил до 1925 года – опять же в должности директора Сухумской опытной станции.

Нам неизвестно, когда Маркович стал верующим человеком, но на этой почве у него были регулярные неприятности с советской властью. По имеющимся сведениям, в 1920 году он был арестован ЧК как заложник, но остается неясным, что это означало. В следующем году Маркович дважды подвергался аресту, но снова был отпущен. В том же 1921 году Маркович находился в Симоно-Кананитском мужском монастыре в Новом Афоне, где он тайно принял монашеский постриг.

Возможно, ценность Марковича как научного работника для советской власти, которая ясно понимала необходимость сельскохозяйственного освоения Колхидской низменности, перевесила его религиозные убеждения, и его временно оставили в покое.

Когда в 1922 году Маркович постригся уже в малую схиму и получил имя Нестор, никаких репрессий не последовало. Примерно в те же годы он написал устав тайного монашества.

В 1925 году Маркович переезжает в Ленинград и становится научным сотрудником Всесоюзного института растениеводства. Здесь он получает редкую по тем временам возможность – с 1926 по 1928 годы Маркович совершает экспедиции в Палестину, Китай, Японию, Индию, Цейлон, Индонезию, Грецию для изучения и приобретения наиболее ценных материалов по субтропическим культурам. Ему удалось даже заехать на Святую гору Афон в Греции, где он наверняка встретился с духовными отцами и отшельниками.

После возвращения в Ленинград Маркович сблизился с Александро-Невским братством, неформальным церковным общественным объединением священнослужителей и мирян Русской Православной Церкви, которое было создано в 1919 году для противодействия антирелигиозным гонениям со стороны советских властей.

 Именно как член этого братства в начале 1932 года Василий Маркович был арестован и приговорен к 10 годам ИТЛ. Заключение он отбывал в Карагандинском лагере, но благодаря ходатайству академика Н. И. Вавилова был перенаправлен в Дмитлаг, где работал ботаником в производственно-исследовательской лаборатории. Лично ходатайствуя об его освобождении, Вавилов характеризовал Марковича как добросовестного труженика, преданного и знающего свое дело.

В 1937 году Маркович был досрочно освобожден. Сведения о его дальнейшей жизни противоречивы; по одной версии он умер на строительстве канала Москва-Волга в 1941 или 1942 году. По другой версии он проживал в Малой Вишере и попал в оккупацию, а может быть, до прихода немецких войск был сослан на север, где и умер в 1942 году. В 1989 году решением Верховного Совета СССР он был реабилитирован как несправедливо осужденный.

В ряду пионеров интродукции и акклиматизации субтропических и тропических растений на Кавказе с полным правом должно быть названо имя Василия Васильевича Марковича, в работах которого нашел продолжение опыт разведения в Абхазии ценных культур, привлеченных извне. Он был неутомимым исследователем, путешественником, объездившим много стран и всюду стремившимся разыскать растения, пригодные к переселению на Черноморское побережье Кавказа. На основе опытных работ он сумел заложил теоретические основы интродукции и акклиматизации растений для условий региона.   

 Василий Маркович – автор более 150 научных работ, монографий и статей, в которых освещены вопросы по изучению климата и развитию субтропического сельского хозяйства на Черноморском побережье СССР, представлены исследования в области интродукции и акклиматизации субтропических растений, в частности померанцевых, бамбуковых, маслин, чая, хинного дерева.  Его фундаментальные труды стали известны не только на территории СССР, но и за рубежом. В результате экспедициЙ Маркович написал четыре тома: «Голландская Индия - остров Ява», «Британская Индия - остров Цейлон», «Британская Индия – Южная Индия» и «Британская Индия – остальная Индия».    

Труды этого благородного человека не пропали даром – главенствующую роль в сельском хозяйстве Абхазии до сих пор играют цитрусы, чай и другие субтропические плодовые культуры, пионером в освоении которых был Василий Васильевич Маркович. Своими исследованиями он также внес большой вклад в борьбу с малярией на Кавказе.

Эдуард Губаз, Ирина Папазян.

 

Персоналии будут пополняться...

Яндекс.Метрика